belgita: (Default)
А помните, в детстве мы ели сирень
На счастье с пятью лепестками?
А помните, в дом мы бежали скорей?
Диснея мультфильмы нас так забавляли.

А помните, бублик на пальце вместо кольца?
Съедали их так. Так было вкуснее...
А помните, строили домик скворцам,
Чтоб ночью холодной им было теплее?

А помните, варежки теплые зимние?
Так весело дергали их за резинки...
А помните, как мы гуляли под ливнями?
А зимними днями глотали снежинки?

А помните, строили мы шалаши?
Под стульями днями сидели на кухне.
А помните, мы залезали в кусты?
Зажигали костер, что долго не тухнет.

А помните, верили в души зверей?
Тех, что сидели на книжной полке.
А помните, как мы пугали людей?
И как же велись все на наши уловки?

А помните, крик под окном: "Выходи"?
По телефону: "Теть Маш, а выйдет Рома?"
А помните, люди спокойно не могут пройти:
Встали в футбольную стенку у дома.

Вы тоже читаете эти стихи
С улыбкой, снова о детстве мечтая?
Ведь хочется вновь по тем паркам пройти,
Память свою будто книгу листая...

Ксения Лазоренко 
belgita: (Default)
Цветное молокоВладимир Орлов
Как-то летом в пол второго
Мише встретилась корова,
Он задумался всерьез,
Постоял и произнес:
"Вы цветы жуете летом,
Но, однако же, при этом
Мне цветного молока
Не давали Вы пока".

Удивляется корова:
"Ну и что же здесь такого?
Вам цветное молоко?
Это просто и легко!
Принесу, даю Вам слово!" -
И пошла пастись корова.

Может, день, а, может, сутки
Ела только незабудки.
Ела-ела, ела-ела и сказала:
"Плохо дело". Ничего не помогло:
Молоко белым-бело.

"Да, - корова промычала, -
Нужно все начать сначала".
И до вечера в овражке
Ела желтые ромашки.
Ела-ела, ела-ела и сказала:
"Плохо дело". Ничего не помогло:
Молоко белым-бело.

Может, что-то здесь не так,
Может, кушать красный мак?
Красный мак она поела и сказала:
"Плохо дело". Ничего не помогло:
Молоко белым-бело.

"Ах, - промолвила корова, -
Я, наверно, нездорова,
Не пойти ли мне к врачу?
Я провериться хочу!"

Что ты, милая корова,
Ты у нас вполне здорова,
Никуда ты не ходи,
Ты на Мишу погляди:

Как у нашего Мишутки
Глазки словно незабудки,
Золотистые кудряшки,
Словно во поле ромашки,
Щечки словно маков цвет,
Не Мишутка, а букет!

Улыбается корова:
"В самом деле, я здорова,
Мне приятно и легко,
Я пошла по молоко!"
belgita: (Default)
Полюбуйтесь-ка, игрушки! (Е. Благинина)

Я, как мама, не люблю
В доме беспорядка.
Одеяло расстелю
Ровненько да гладко.

На пуховые подушки
Я накину кисею.
Полюбуйтесь-ка, игрушки,
На работу на мою!

Приходите, поглядите! (Е. Благинина)
Метлу взяла
И двор подмела.

Всюду нос метла совала,
Но и я не отставала -

От сарая до крыльца
Подметала без конца.

Приходите, поглядите,
Хоть сориночку найдите.

Радуга (Е. Благинина)
Дождик, дождик, не дожди,
Не дожди ты, подожди!
Выйди, выйди, солнышко,
Золотое донышко!

Я на радугу-дугу
Полюбуюсь побегу -
Семицветную-цветную
На лугу подстерегу.

Я на красную дугу
Наглядеться не могу,
За оранжевой, за жёлтой
Вижу новую дугу.

Эта новая дуга
Зеленее, чем луга.
А за нею голубая,
Точно мамина серьга.

Я на синюю дугу
Насмотреться не могу,
А за этой фиолетовой
Возьму да побегу...

Солнце село за стога,
Где ты, радуга-дуга?

Гори-гори ясно! (Е. Благинина)
Солнышко красно,
Гори-гори ясно!

В небо пташкой залети,
Нашу землю освети,
Чтоб садам и огородам
Зеленеть, цвести, расти!

Солнышко красно,
Гори-гори ясно!

В небе рыбкой поплыви,
Нашу землю оживи,
Всех на свете ребятишек
Обогрей, оздорови!
belgita: (Sanshi)
http://www.stihi.ru/2013/08/28/7793

Живут таракашки в моей голове
Они не залазят, конечно, извне
Они из внутри, мои таракашечки
Такие различные эти букашечки

Есть жалкий – «Обидка» - такой оборжаться,
Он ищет причины, на что обижаться
Причины, которые мне и не вспомнятся
И сколько уж раз это все повторяется

Ещё во мне есть «Мухаха с Бугагой»
Особенно часто, когда я бухой
Я сам и не знаю как это случается
Но только хи-хи и ха-ха не кончаются

Есть «Егоцентризмус» - забавная штука
Весь мир вдруг кружится вокруг мого уха
Короной насядет на голову мне
И кружит весь мир на коротком ремне

Вреднющий букашка под именем «Мстя»
Он часто волною идёт на меня
Он очень ревнив к таракашке «Обидка»
Он липкий и скользкий совсем как улитка
Он мстит без разбору Врагам и друзьям
И скоро возможно останусь я сам.

Есть жирная «Гордость» надменная, властная
Вот эта букашка пожалуй прекрасная
Её я холею, я ею гордюсь…
И в зеркало важно и нежно смотрюсь

Ещё есть букашка по имени «Собственнег»
Она очень падка к наличию денег
К предметам и к роскоши падкая тоже
Наверно на свете её нет дороже
Все тянет, что видит, берёт и гребёт
Мне все пригодится, мне все подойдет…

Есть страшный жучок – «Идеализмус»
Ещё он бывает «Перфекционизмус»
Задрал если честно, с ним тяжело
Ему недостаточно – когда хорошо

Ещё таракашечка злющий «Злопамятство»
Хотел бы я от такого избавиться
Но в одиночку пожалуй не справиться

Есть главнокомандующий «Наполеонизмус»
Он очень тяжёлый, с горою амбиций
Команды летят и туда и сюда
Ведь каждый на свете живет для меня

Ещё есть букашка шахтер «Самокопус»
Масштабы проблемок покажет как глобус
Ещё как грызун все грызёт и грызёт
Пока новый комплекс во мне не найдет


Ну и конечно же есть «Ахи-страхи»
Пот так и льётся на ворот рубахи
Я много чего в мире этом боюсь
Лишь с таракашками я уживусь…

Ещё таракашка живет «Любопытка»
Отсутствие сведений это же пытка
Пока не узнаю, я не успокоюсь
Пусть даже я длинной щетиной покроюсь

Любимый букашка конечно «Понтяра»
Напыщенный, важный как толстый котяра
Хвастливый, заносчивый, себялюбивый
Здесь Я самый лучший… и самый красивый…

Ну и конечно букашечка «Лень»
Как же прекрасно отдыхать целый день

Ещё есть букашка «Мне надоело»
Она не дала мне стишочек доделать…

нашла

Sep. 1st, 2013 12:24 pm
belgita: (Default)
Я – в больнице, я – не болен:
Я – родился, я доволен!
Я так рад, что мама рада,
Больше ничего не надо.
Мне не ясны ваши лица,
Ведь я только что родился.
Но я знаю вкусный цвет,
Лучше цвета в мире нет.
Этот цвет надежный самый:
Это цвет халата мамы!...
belgita: (smiley)
Robert Louis Stevenson

Heather Ale

A GALLOWAY LEGEND


From the bonny bells of heather
They brewed a drink long-syne,
Was sweeter far than honey,
Was stronger far than wine.
They brewed it and they drank it,
And lay in a blessed swound
For days and days together
In their dwellings underground.

There rose a king in Scotland,
A fell man to his foes,
He smote the Picts in battle,
He hunted them like roes.
Over miles of the red mountain
He hunted as they fled,
And strewed the dwarfish bodies
Of the dying and the dead.

Summer came in the country,
Red was the heather bell;
But the manner of the brewing
Was none alive to tell.
In graves that were like children's
On many a mountain head,
The Brewsters of the Heather
Lay numbered with the dead.

The king in the red moorland
Rode on a summer's day;
And the bees hummed, and the curlews
Cried beside the way.
The king rode, and was angry,
Black was his brow and pale,
To rule in a land of heather
And lack the Heather Ale.

It fortuned that his vassals,
Riding free on the heath,
Came on a stone that was fallen
And vermin hid beneath.
Rudely plucked from their hiding,
Never a word they spoke:
A son and his aged father -
Last of the dwarfish folk.

The king sat high on his charger,
He looked on the little men;
And the dwarfish and swarthy couple
Looked at the king again.
Down by the shore he had them;
And there on the giddy brink -
"I will give you life, ye vermin,
For the secret of the drink."

There stood the son and father
And they looked high and low;
The heather was red around them,
The sea rumbled below.
And up and spoke the father,
Shrill was his voice to hear:
"I have a word in private,
A word for the royal ear.

"Life is dear to the aged,
And honour a little thing;
I would gladly sell the secret,"
Quoth the Pict to the King.
His voice was small as a sparrow's,
And shrill and wonderful clear:
"I would gladly sell my secret,
Only my son I fear.

"For life is a little matter,
And death is nought to the young;
And I dare not sell my honour
Under the eye of my son.
Take HIM, O king, and bind him,
And cast him far in the deep;
And it's I will tell the secret
That I have sworn to keep."

They took the son and bound him,
Neck and heels in a thong,
And a lad took him and swung him,
And flung him far and strong,
And the sea swallowed his body,
Like that of a child of ten; -
And there on the cliff stood the father,
Last of the dwarfish men.

"True was the word I told you:
Only my son I feared;
For I doubt the sapling courage
That goes without the beard.
But now in vain is the torture,
Fire shall never avail:
Here dies in my bosom
The secret of Heather Ale."
belgita: (aggravated)
Неожиданно набрела на журнал, где есть практически только стихи. Интеренсые стихи.
Спасибо за подборку, [livejournal.com profile] murmau 

Хотите, я побуду Вашим псом,
Лохматым, романтичным сенбернаром?
Хотите, я пребуду Вашим сном,
Лирическим или сплошным кошмаром?
А может быть, мне сковырнуть звезду?
Оправить в серебро и в алых лентах,
Приплюсовав шалфей и резеду,
Вам поднести коленопреклоненно...
Настало время выдачи слонов
И превращений черепашек в принцев!
В любой любви - гармония без слов,
Обычно не обязанность, а принцип,
Принципиально - буду Вашим я.
Не слишком важно - где, когда, насколько?
Закружит нас волшебная струя
В прыгучем танце под названьем - полька,
Хотите, мы исправим весь сюжет?
И повесть станет праздничным романом,
Где Ваш полуодетый силуэт
Интимно тает в мареве туманном.
Душа скользит с нелепой крутизны,
Я ухожу, глуша огонь желанья,
И на ладони Вашей холм Луны
Изысканно целую на прощанье...

Белянин

belgita: (Default)
Эрин, думаю оценишь :)) стырено как всегда у _exceptindreams_

"Sea-Fever"
John Masefield

I must down to the seas again, to the lonely sea and the sky,
And all I ask is a tall ship and a star to steer her by,
And the wheel's kick and the wind's song and the white sail's shaking,
And a grey mist on the sea's face, and a grey dawn breaking.

I must down to the seas again, for the call of the running tide
Is a wild call and a clear call that may not be denied;
And all I ask is a windy day with the white clouds flying,
And the flung spray and the blown spume, and the sea-gulls crying.

I must down to the seas again, to the vagrant gypsy life,
To the gull's way and the whale's way where the wind's like a whetted knife;
And all I ask is a merry yarn from a laughing fellow-rover
And quiet sleep and a sweet dream when the long trick's over.

стих

Apr. 29th, 2008 12:40 pm
belgita: (crazy)

из журнала[profile] exceptindreams 

“April Inventory”
W. D. Snodgrass

The green catalpa tree has turned
All white; the cherry blooms once more.
In one whole year I haven't learned
A blessed thing they pay you for.
The blossoms snow down in my hair;
The trees and I will soon be bare.

The trees have more than I to spare.
The sleek, expensive girls I teach,
Younger and pinker every year,
Bloom gradually out of reach.
The pear tree lets its petals drop
Like dandruff on a tabletop.

The girls have grown so young by now
I have to nudge myself to stare.
This year they smile and mind me how
My teeth are falling with my hair.
In thirty years I may not get
Younger, shrewder, or out of debt.

The tenth time, just a year ago,
I made myself a little list
Of all the things I'd ought to know,
Then told my parents, analyst,
And everyone who's trusted me
I'd be substantial, presently.

I haven't read one book about
A book or memorized one plot.
Or found a mind I did not doubt.
I learned one date. And then forgot.
And one by one the solid scholars
Get the degrees, the jobs, the dollars.

And smile above their starchy collars.
I taught my classes Whitehead's notions;
One lovely girl, a song of Mahler's.
Lacking a source-book or promotions,
I showed one child the colors of
A luna moth and how to love.

I taught myself to name my name,
To bark back, loosen love and crying;
To ease my woman so she came,
To ease an old man who was dying.
I have not learned how often I
Can win, can love, but choose to die.

I have not learned there is a lie
Love shall be blonder, slimmer, younger;
That my equivocating eye
Loves only by my body's hunger;
That I have forces true to feel,
Or that the lovely world is real.

While scholars speak authority
And wear their ulcers on their sleeves,
My eyes in spectacles shall see
These trees procure and spend their leaves.
There is a value underneath
The gold and silver in my teeth.

Though trees turn bare and girls turn wives,
We shall afford our costly seasons;
There is a gentleness survives
That will outspeak and has its reasons.
There is a loveliness exists,
Preserves us, not for specialists.

Profile

belgita: (Default)
belgita

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
1718 1920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 02:14 am
Powered by Dreamwidth Studios